• 2015
    Дата публикации: 05  мая
    Город: Санкт-Петербург
    Чтобы наступил катарсис, надо пройти через боль

    —Я вырос в глубоко верующей семье, мы часто ходили в церковь, и это просто не могло не повлиять на мое творчество. Практически все русские композиторы обращались к христианской теме в какой-то период своей жизни. Ко мне идея этого сочинения пришла 50 лет назад. Когда я почувствовал, что готов, то на едином дыхании воплотил ее. Работалось удивительно легко, словно музыка звучала свыше, а я ее просто записывал. Видимо, это и есть вдохновение, и пережить такой миг — величайшее для композитора счастье. Ну, и еще, конечно, очень повезло с исполнителями. Хор Петербургской капеллы под управлением такого мастера, как Владислав Чернушенко донес до публики именно то, что я хотел сказать своей музыкой. 

    — Как удавалось реализовывать свой творческий потенциал в советское время? 
    — Я всегда брался за рискованные проекты без страха. Ну, хотя бы «Собачье сердце» Булгакова. Предупредили — если возьму этот сюжет, то вылечу из консерватории. «Повезло»— текста не нашел. Зато когда в 80-е его опубликовали в журнале «Знамя»— сразу же взялся за оперу. Она была поставлена в Бурятском театре оперы и балета. В то время подобная тема была очень актуальна. Публика восприняла оперу «на ура». В 1976-м я написал рок-оперу«Песнь о Корчагине». Я отошел от традиционного стереотипа, рассмотрев понятие патриотизма как полную самоотдачу социуму. Вообще, композитор не имеет права на «фальшь». Неискренность сразу же слышна в его сочинении, и он теряет публику! 

    — А если сочинение заказное?
     
    — Никогда не писал на заказ. Мне и здесь повезло! Выживать, сложно, конечно, но главное — не изменять себе. 

    —Вы охватили практически все музыкальные жанры, но все же — есть приоритеты?
     
    — Мне ближе всего оперный жанр, особенно рок-опера. «Медею» я написал в 1981 году, и она ждет своего часа. В то время я был очень увлечен Вагнером. Использовал прием лейтмотивов, сквозное симфоническое развитие. А в прологе использована аутентичная греческая музыка, расшифрованная с надписи на древнем надгробии. Это сколия Сейкила, которая относится ко II–I векам до н. э. Она была высечена на каменной надгробной плите в Траллах (Лидия), и текст ее гласил: «Живи, друг, и веселись. Не печалься ни о чем. Наша жизнь коротка, быстротечна, срок нам дан веселиться недолгий». Надпись содержала эпиграф из 12 слов и песню из 17 слов с обозначенной буквами мелодией. На самом верху столпа в эпиграфе указывались автор надписи и цель, с которой он ее сделал. Кстати, возвращаясь к «Медее»,— многие считают, что ее сюжет чересчур тяжел даже для наших современников. На самом деле, для того чтобы наступил катарсис, надо пройти через боль. Только тогда будут и свет, и очищение. Искусство должно захватывать до боли в сердце. 

    —Если говорить о вашем стиле, хотя в наше время это понятие практически размыто, то в нем прослеживается академическая тенденция, в самом хорошем смысле этого понятия. 
    — Мой первый наставник еще в музыкальном училище Сергей Степанович Манжигеев дал мне очень хорошую школу. Он запирал меня в маленькой комнатке, предоставленной ему училищем, чтобы я упражнялся в искусстве композиции. Однажды, спросив о моих музыкальных предпочтениях, он сказал, что эталоном для него всегда был Чайковский. Я это понял уже в более зрелом возрасте. И можно сказать, что до сих пор учусь…у Чайковского. А еще меня всегда интересовала взаимосвязь между Востоком и Западом, христианством и буддизмом — все это очень хорошо «уживается» в Бурятии. Одно из первых таких сочинений — «Пять стихотворений Ли Бо» 
    (1975) на тексты китайского средневекового поэта. Далее последовали «Горсть песка», «Бурятские мотивы». Недавно был написан цикл на стихи нашего современника Есугея Сындуева. Ну а вершиной творчества для меня являются такие сочинения, как «Всенощная» Рахманинова или «Литургия Иоанна Златоуста» Чайковского. Соприкасаясь с ними, понимаешь, что народ, создавший такую музыку, неуязвим. А еще я искренне верю, что настанет время, когда у молодежи в наушниках будет звучать не музыкальный мусор, а Бах и Рахманинов. 

    Виктор Усович родился в 1950 году. Окончил музыкальное училище в Улан-Удэ и Свердловскую консерваторию. С 1979 года — преподаватель Восточно-Сибирского государственного института культуры, с 1999 — доцент Восточно-Сибирской академии культуры и искусств; преподаватель музыкального колледжа имени 
    П. И. Чайковского. В течение многих лет занимал пост художественного руководителя Бурятской государственной филармонии, организатор и художественный руководитель Детской филармонии. (1992). Работает в самых разнообразных жанрах, в последние годы уделяет большое внимание хоровой музыке. 
     

    Беседовала Екатерина ХОМЧУК
     





    назад к списку статей
  • 2014
  • 2013
  • 2012
  • 2011
  • 2010
  • 2009